Какая категория нужна на легковой автомобиль с прицепом Украина

9. За машиной в Европу — с прицепом


Началась эта эпопея за год до описываемых событий, то есть летом 1995-ого года, когда мы с другом Павлом поехали в Швейцарию, чтобы купить себе по машине. Купить-то мы купили, и даже не дорого, но на обратном пути начались неприятности. Уже в Германии у Nissan Sunny моего друга начал подклинивать мотор, а вскоре и застучал. Стало ясно, что дальше на нем ехать невозможно.
Поэтому решили дотащить Sunny до Праги на буксире и оставить на месяц-другой под окном у моего знакомого, а самим уехать домой и готовить экспедицию по транспортировке «Саньки» в Москву. В Прагу тогда можно было ехать в любой момент: ни визы, ни приглашения не требовалось.
Так и сделали. Притащил я «Саньку» своей тюнинговой «Асконой» в Прагу. Там договорились с приятелем, клятвенно пообещав через пару месяцев машину забрать.
Приехав в Москву, стали узнавать тарифы на перевозку автомобилей. Цены везде были заоблачными. Поэтому решили купить какой-нибудь дизельный буксир, который хоть и медленно, но без перегрузок для себя смог бы дотащить машину до Москвы. Вскоре подвернулся микроавтобус Nissan Urvan, со сломанной, правда, коробкой, но недорого. Коробку отремонтировали, привели микроавтобус в порядок, поставили фаркоп. Я договорился с завгаром «Авторевю», где тогда работал, что на неделю нам дадут специальный прицеп-платформу для перевозки легковых автомобилей.
Наконец, дождливым июньским вечером, когда погода в Москве начала портиться, мы выехали в Прагу.
За ночь проскочили Россию и въехали в Белоруссию. Граница свободна, таможни стоят заколоченные*. Пока ехали по Белоруссии местная ГАИ (здесь она теперь называется ДAI) остановила нас всего один лишь раз. И то только для того, чтобы попросить нас подвезти своего сотрудника, который в штатском ехал со своим сыном в Слуцк. За сто километров пути он надоел нам хуже горькой редьки. Буквально через пять минут этот мент достал из своей сумки бутыль мутного самогона и предложил ее распить. А предлагал так настойчиво, что отбрыкаться смог лишь водитель. Но гаишнику явно не хватало компании, он очень хотел, чтобы водитель тоже с ним выпил — бил себя в грудь и утверждал, что пока он снами даже пьяному водителю ничего не грозит.
Вслед за первой бутылкой горилки показалась вторая. В конце концов, он так напился, что терпеть его общество мы больше не могли. Очень хотелось тормознуть автобус и выгрузить его где-нибудь на остановке. Останавливал нас только его малолетний сынишка, который смотрел на нас извиняющимся взглядом. Пришлось терпеть эту пьянь до самого Слуцка.
Дороги в Белоруссии хоть и неважного качества, но чувствуется какая-то забота о водителях. Многие паркинги, заправки, места отдыха оборудованы эстакадами, где можно заглянуть «под брюхо» своего «коня». А на некоторых эстакадах есть даже специальные маслосборники, куда можно смело сливать отработанное масло.
К вечеру были в Бресте. На таможне стояла немалая очередь. Свернули влево, поехали на другой переход ─ Домачево. Там ─ не поверите! ─ вообще никакой очереди не оказалось. Белорусский прапорщик поинтересовался, оплачен ли нами экологический сбор. О нем мы ничего не знали, поэтому и не оплатили. Cпросили, где это можно сделать. Но он махнул рукой ─ да, ладно, не ходите, все равно там касса сломалась. Так мы сэкономили 20 долларов. Беглый просмотр паспортов, быстрый таможенный досмотр.
Польский пограничник поинтересовался, куда мы едем. Честно ответили, что в Прагу. И все ─ можем ехать! Документы на машину и прицеп ни белорусы, ни поляки даже не посмотрели.
Отлично, вырвались! Теперь надо искать офис страховой компании и срочно застраховать микроавтобус ─ в Польше страховка автомобиля обязательна, а за езду без нее ─ серьезный штраф. Но что такое? Не видно нигде страховых фирм. Наверно, на новом переходе они еще не успели обосноваться...
Ничего другого не оставалось, как ехать без страховки.
Выбрали маршрут в объезд крупных городов. Но уже ночью, огибая Люблин, обнаружили, что объездная дорога сильно разбита. Пришлось ехать через сам город.
Только въехали в него, как «на хвост» нам сел полицейский Pоlonez. «Попасли» нас немного, а потом обогнали и потребовали остановиться. Проверка документов и первый вопрос, конечно же, о страховке. И тут я впервые узнал, что прицеп тоже, оказывается, нужно страховать. Объясняю, что на границе не было страховщиков, потому и не застраховались. Офицер справедливо отвечает, что это его мало волнует, страховка должна быть. Предлагает проехать на штрафную стоянку, поставить туда микроавтобус и прицеп, а самим дожидаться понедельника (а дело было в ночь на воскресенье), когда над нами состоится административный суд, а потом застраховать машину и прицеп и продолжить путь. Все «удовольствие» должно нам обойтись в 1000–1500 $. Скорее всего, они брали на пушку. Но попробуй узнай в чужой стране, без знания языка, да еще в час ночи. Да, перспективы нерадостные. Предлагаю полицейским уладить конфликт другим способом. 50 долларов их не заинтересовали. 100 ─ тоже. Полисмен сказал, что они с коллегой имеют по 10% от суммы штрафа каждый. Но на 150$ они быстро согласились, пообещав выписать квитанцию на 200 новых злотых, с которой нас уже не будут штрафовать до самой границы. На том и разошлись. Квитанцию действительно дали. На ней стояла сумма 200.000 ZL. И только на обратном пути, разглядывая ее от нечего делать, я вдруг пришел к выводу, что 200.000 старых злотых ─ это не 200 новых, а только 20** (1 $ = 2,7 ZL)! Да, неплохо «работает» польская полиция. Что же это напоминает?
После такой встречи с местными блюстителями закона решаем ехать осторожнее, в города не соваться и как можно быстрее добраться до ближайшего автоперехода на польско-чешской границе, чтобы там застраховаться и въехать в Чехию уже безгрешными.
Утром подъехали к переходу Глубчице (Польша) ─ Крнов (Чехия). Облом! Здесь тоже не оказалось страховой компании ни на польской, ни на чешской стороне. Без страховки поляки категорически отказались нас выпускать. На вопрос, где сегодня, то есть в воскресенье, можно застраховать машину, нам ответили, что только на переходе Кудова-Здрой (Польша) ─ Наход (Чехия), что на два пункта пропуска западнее.
Поехали туда. По пути заскочили еще на один КПП, в Глухолазах (Польша), но и там страховой конторы не оказалось. Гляди-ка, не обманули поляки!
В этом месте граница между Чехией и Польшей проходит по Судетским горам. Места, конечно, очень красивые. Но именно здесь, в Судетах, мы впервые ощутили недостатки атмосферного дизеля нашего тягача. Высота гор по нашему пути редко достигала 1000 м, но даже на таком уровне безнаддувному дизелю уже не хватало кислорода, он начинал дымить и терять мощность. Сначала, было, мы решили, что засорился воздушный фильтр. Но при спуске все вставало на свои места, а при очередном подъеме вновь начиналось то же самое.
Наконец, доехали до таможни в г. Кудова-Здрой. Не успели остановиться, как тут же налетели мелкие польские вымогатели и начали тереть и без того чистое ветровое стекло микроавтобуса. Мы сказали им, что делать этого не стоит, а если у них руки чешутся без работы ─ пусть помоют сам автобус, заплатим. Ехать на грязном автобусе по чистой Европе было неприятно. Из Москвы мы выехали чистыми, но ночью в Белоруссии попали в сильный дождь и автобус приобрел такой внешний вид, что мы опасались, что нас даже в Польшу не пустят. В Польшу нас пустили, но автобус от этого чище не стал. Пацаны пообещали помыть автобус, а я пошел узнавать насчет страховки.
Оказалось, что польскую страховку микроавтобуса на 15 дней можно получить за 40 ZŁ. Но в Чехии по ней ездить нельзя, надо будет на чешской стороне получать еще и чешскую. Она стоит порядка $150 на один только микроавтобус. Но надо еще страховать и прицеп. Весьма накладно... Как быть? Польский страховщик предложил купить международную страховку, так называемую «зеленую карту», которая действует во всей Европе и даже на Украине, через которую, возможно, нам придется возвращаться. Остановились на «зеленой карте». Страхование микроавтобуса на 15 дней обошлось в $160, а прицепа 35. Да, знать бы, какие там цены... Получить «зеленую карту» на микроавтобус в Москве можно было тогда всего за 80 DM! И никакие польские вымогатели в полицейской форме не страшны бы были...
В Чехии топливо дороже, чем в Польше. Поэтому решили в Чехии не заправляться, а в Польше залить полный бак. Здесь же, на таможне, есть и заправка. За то время, пока я выяснял все страховые процедуры, начинающие стекломойщики автобус так и не помыли. А за вымытое стекло нагло потребовали 80 ZŁ! Потом «упали» до 10. Как мы поняли, они просто играют на том, что иностранцы не сразу «врубаются» в курс злотого.
Ни поляки, ни чехи — как пограничники, так и таможенники — документы на микроавтобус и прицеп так и не проверили. Чешский таможенник попросил только показать страховой полис. То, что хозяином микроавтобуса значится один человек, а страхователем и водителем другой ─ его нисколько не насторожило. На микроавтобус у меня была доверенность на русском языке, заверенная российским нотариусом. А доверенность на прицеп не имела даже нотариального удостоверения. Но в цивилизованной Европе это никого не интересует. Главное, чтобы были документы на машину и страховка, а сам автомобиль не числился в розыске.
На границе с Чехией, после того, как въезд для россиян стал свободным, могли потребовать показать по $300 с каждого въезжающего. Но с нас почему-то и этого не спросили.
Итак, мы в Чехии! Со стороны города Градец Кралове от Подебрадов до Праги идет автобан. Но пользование скоростными дорогами в Чехии платное. На границе надо купить виньетку за 400 Кč (чешских крон), с которой можно ездить по чешским автобанам до конца года. Если полиция остановит, а виньетки не окажется ─ водителю грозит штраф 800 Кč. Кстати, при въезде на автобан не было никакого намека на то, что он платный. Но после неудачной встречи с польскими «блюстителями закона» решаем лишние 15 баксов не платить и проехать по обычной дороге. Тем более что автобана-то там всего 52 км. Кстати, вокруг Праги тоже проложен автобан, но бесплатный, о чем говорит вывеска «Bez poplatku» на каждом въезде на него.
В Чехии понравились надписи на дорогах - прямо на проезжей части: Pozor! Deti! Казалось бы, чего позорного в детях?! Как выяснилось, действительно ничего: просто слово Pozor здесь следует переводить, как "внимание". Вот и все!
Через полторы сотни километров от границы въехали в Прагу. А вот и он, наш старый знакомый Nissan Sunny! Стоит, бедняга, слегка поржавевший и раскуроченный. 10 месяцев его никто не трогал! И только недавно на него начали постепенно покушаться. Сначала разбили стекло, но ничего не украли. Потом унесли не вынимающуюся в принципе магнитолу. На следующую ночь пришли за динамиками. А потом попытались завести мотор и уехать. Для того даже специально принесли свой аккумулятор. Раскурочили замок зажигания и попробовали соединить провода напрямую. Наивные чешские юноши! Если бы машина была исправна, так бы мы ее и оставили. Но, видно, угонщиков в ту ночь кто-то спугнул. Они так спешили ретироваться, что даже забыли свой аккумулятор. Но ни запаску, ни даже обычный багажник с крыши воры почему-то не унесли. Представляю, что бы осталось от машины, оставь мы ее в середине 90-х на те же 11 месяцев где-нибудь в России...
Под вечер погрузили Sunny на прицеп. На следующий день привели в порядок Urvan, протянули разболтавшийся за дорогу фаркоп и вечером выехали в направлении Находа. Кстати, могу посоветовать тем, кто поедет на машине с атмосферным дизелем, ехать именно этим маршрутом, так как горы здесь самые низкие и серпантина практически нет.
Уже глубокой ночью в Находе уперлись в хвост колонны из грузовиков. Решив, что у них своя очередь, а у нас своя, стали ее объезжать. Но когда заметили в этой очереди несколько таких же, как мы, микроавтобусов с прицепом, на которых стояли машины, сильно удивились и насторожились. Подъехали к голове колонны. До шлагбаума, оказалось, еще метров сто и он почему-то открыт. У головного трака тусовалась кучка водил.
─ Что, грузовики не пускают? ─ спрашиваю.
─ Нет пока.
─ А микроавтобусы чего стоят?
─ Кто их знает.
─ Нас-то пустят?
─ Попробуй.
И мы попробовали. Подъезжаем к первому окошечку. Чешский пограничник проверил паспорта, сверил с предъявленными личностями и пожелал счастливого пути. Автомобилями даже не поинтересовался.
Передвигаемся ко второму окошечку (этот КПП в то время был объединенный, польско-чешский). Польский пограничник попросил показать, есть ли у нас по $100 на каждого человека. Такая сумма у нас была. Но после он сказал, что вряд ли польская таможня даст добро на наш въезд с автомобилем на прицепе. Оказывается, если машина едет через Польшу транзитом своим ходом, поляки требуют при въезде только страховку и вписывают данные авто в паспорт перегонщику. А на выезде из Польши другой таможенник эту печать как бы снимает (по предъявлении машины, естественно). А если автомобиль перевозится на прицепе поляки требуют внести залог, примерно равный польской таможенной пошлине. При выезде из страны залог возвращается. Польский таможенник говорит:
─ Пан должен платить забезпеченя.
Я, подумав, что речь идет о страховке (по-польски «убезпеченя») на микроавтобус, отвечаю:
─ Есть убезпеченя, пан, ─ и протягиваю ему документы на Nissan Urvаn.
─ Нет, пан, не убезпеченя, а забезпеченя.
─ А что это такое? ─ спрашиваю.
Он начинает что-то долго по-польски объяснять, но я мало что понимаю, а потому спрашиваю:
─ Сколько надо платить?
─ Думаю, около трех тыщенцив*** долларов.
И только тут я понял, что речь идет о таможенном залоге. Таких денег, пусть даже на время, у нас не было. Об этом я ему и сказал.
─ Сходи на польскую территорию (а мы тогда еще находились в зоне таможенного контроля, но как бы на чешской земле) и спроси в Spedicja Celna, сколько они возьмут за забезпеченя.
Делать нечего, иду в Польшу. Из шести домиков с такой вывеской половина была закрыта (по случаю ночи, вероятно), в одном сказали, что особовыми самоходами (то есть частными легковушками) не занимаются, в другом почему-то категорически отказались иметь с нами дело без всяких объяснений, и лишь одна фирма предложила за $ 400 конвой до Бреста. В этом случае деньги, естественно, не возвратились бы. Этот вариант нас не устроил.
Снова иду в Чехию. Говорю польскому таможеннику, что Spedicja Celna не гарантуе.
─ Что делать? ─ спрашиваю.
─ Езжайте назад.
─ А если самоход поедет своим ходом, тогда нужно забезпеченя или достаточно убезпеченя (то есть страховки, а в Польше она стоит, напомню, всего около $ 15)?
─ Хватит убезпеченя. Но нужны металлические номера.
А номера-то как раз у нас были. Металлические! Еще те, что в прошлом году в Швейцарии выдали.
─ Хорошо, ─ говорю. ─ Мы сейчас его застрахуем, снимем с прицепа и руками прокатим через таможню. Тогда пропустите?
─ Подумаем, ─ отвечает, хитро улыбаясь, поляк.
Только собрался сказать своим спутникам, чтобы разворачивались и снимали с прицепа автомобиль, а сам намерился идти в Польшу страховать Nissan Sunny, как подошли чешские таможенники, до которых мы еще не доехали (видно, им уже не терпелось!). И поинтересовались, есть ли у нас страховка на тот автомобиль, что стоит на прицепе? Какая страховка, говорим, машина же не едет. Объясняем, что автомобиль сломался еще прошлым летом и почти год стоял в Праге возле дома нашего знакомого.
─ А бумага из полиции у вас есть? ─ не унимаются таможенники.
─ Нету. Знали бы, что нужна ─ обязательно взяли бы.
─ А из таможни?
─ Нам ничего не дали, когда мы въезжали в Чехию.
─ Тогда должна быть страховка. Либо страхуйтесь, либо платите штраф. В лучшем случае это вам обойдется чуть больше $ 150.
«Во, ─ думаю, ─ попали! Туда не впускают, отсюда не выпускают. И всем чего-то должны».
И вдруг слышим:
─ Но можем за 100 долларов решить ваши проблемы.
Ну надо же, кто бы мог подумать?! Это нам знакомо. Пробую торговаться:
─ А 50 баксов не решат проблемы?
─ Пан, нас здесь трое. И начальству что-то надо дать.
─ Семьдесят.
─ Добре.
Договорились, что деньги дадим, но после того, как уладим вопрос въезда с поляками. И, вероятно, чтобы мы не сбежали, чехи потребовали оставить в залог техпаспорта на автобус и прицеп.
Я пошел в Польшу страховать злополучный Nissan Sunny, а мои ребята выехали за шлагбаум, обратно в Чехию, и начали сгружать машину.
Когда вернулся, Sunny стоял на земле, на собственных колесах, но почему-то... привязанный веревкой к прицепу. Спрашиваю, зачем?
─ Чтобы не катить руками, ─ отвечают.
Попробовал объяснить, что этот вариант ничем не лучше того, когда машина стоит на прицепе, и нас опять не пропустят.
─ Ну хотя бы до таможенника?
─ Но до таможенника есть еще польский пограничник, который наверняка спросит у таможни, пускать нас или нет.
─ Да ладно, поехали. Они же сами прекрасно понимают, что все это ерунда.
«Ну, ну…». Поехали. Чешского пограничника проехали. А польский, увидев нашу кавалькаду, возглавлял которую микроавтобус, за которым следовал пустой прицеп, но к которому был привязан «самоход», тут же бросился звонить начальнику таможенной смены. Тот, естественно, велел не пущать. Как я и предполагал! Что делать? Опять бегу к таможеннику:
─ Ведь пан же сказал, что если самоход прокатить руками через таможню и застраховать, то пропустят.
─ Самоход должен ехать сам. Сам поедет ─ тогда пустим.
Полный облом... Остается одно: попробовать завести двигатель Sunny. В прошлом году он заводился, хоть и стучал очень сильно. Попробуем ─ чем черт не шутит.
Открываем капот ─ нет аккумулятора, забыли в Праге! Автобусный может не влезть ─ очень большой. Но попробовать нужно. Вынимаем из микроавтобуса аккумулятор и с большим трудом, почти «лежа», запихиваем в Sunny. Девяностоамперный! В легковушку! Теперь лишь бы завелся. Поскольку замок зажигания нам раскурочили еще в Праге, соединяем провода напрямую. Есть контакт! Завелся!! Завелся, родной, с первой попытки!!! Вот что значит впрыск на японской технике! Гремит сильно, но едет.
Sunny сам подъезжает к будке с польским таможенником, и я кричу:
─ Пан! Смотри, едет. Сам едет!
Поляк посмотрел, послушал и говорит:
─ Он даже до шлагбаума не доедет. Пусть проедет туда и назад.
Кричу другу:
─ Давай до шлагбаума и обратно.
Доехал до шлагбаума. А поляк из своей будки смотрит.
─ Ладно, ─ говорит, ─ давай документы.
Все, победа! Даю чешским таможенникам обещанные 70 баксов в обмен на заложенные доки и пытаюсь завести автобус. Что такое! Почему не заводится? Тьфу ты —аккумулятор-то в Польшу уехал! Кричу другу в сторону польского шлагбаума:
─ Давай аккумулятор!
Он вынимает мой аккумулятор из Sunny и через шлагбаум, мимо польского таможенника, несет мне, в Чехию. Тот посмотрел на это дело и говорит:
─ Все равно вас полиция поймает…
Бог с ней, с полицией, главное ─ таможню проскочили. Ставлю аккумулятор, завожу автобус, и выезжаем с территории КПП. А там снова затаскиваем Sunny на прицеп и отправляемся в путь.
За день проехали Польшу и поздно вечером были на границе с Украиной на переходе Дорохуск (Польша) ─ Ягодин (Украина), что на дороге Хелм ─ Ковель. Огромная очередь машин ─ и легковых, и грузовых. Таможня не подает никаких признаков работы. Какие-то темные личности ходят, которые за 50 баксов обещают провести без очереди. Вокруг ни одного электрического фонаря, как будто бы Польшу накрыл энергетический кризис. Жуть...
Но вот подъехала полиция. Объясняет, что украинцы медленно работают, поэтому поляки пока не впускают на свою таможню, чтобы на мосту через Западный Буг не было перегруза. Укладываемся спать…
Где-то через час послышалось какое-то оживление. Пробка рассосалась, и поляки открыли шлагбаум. Колонна начала медленно двигаться. Часа через полтора въехали на территорию польского КПП. Там с нас содрали 1 доллар за экологию. Документы и машины поляки проверили быстро, и мы покинули Польшу. На нейтральной полосе ─ жуткое скопление транспорта. В два ряда стоят фуры и легковушки. На мосту через пограничную реку, по которому допускается движение транспорт вряд ли больше чем 40 тонн, стояло 4–5 фур тонн по 25 каждая и куча разной мелочи, типа наших легковушек и микроавтобусов. Вот так украинцы ведут таможенный досмотр.
На нейтралке простояли почти час. Наконец-то украинский шлагбаум открылся.
Таможенное оформление транзитного провоза автомобиля заняло почти 4 часа! А последующие девяносто километров проезда по Украине оказались самыми разорительными. Мы собирались проехать по маршруту Любомль ─ Шацк ─ Пища ─ Малорита ─ Кобрин, попав в Белоруссию и выйдя затем на московскую трассу.
Где-то на подъезде к Шацку нас остановил усиленный кордон милиции и еще кого-то в непонятной форме. Проверили документы и сержант-гаишник начал утверждать, что для езды с прицепом нужна категория D (заметьте: не Е, а D!), a ни В, ни С не достаточно. С большим трудом удалось его убедить, что D ─ это автобусная категория, даже в самостийной Украине. А поскольку полная масса прицепа с погруженным на него автомобилем и микроавтобуса не превышает 3,5 т, достаточно и любительской категории В. Наверно, давно с ним так убедительно не разговаривали. Он нам поверил.
─ Ну, тогда идите к леснику.
За столом прямо на улице возле шлагбаума сидел пожилой мужчина с погонами младшего прапорщика лесных войск, который без лишних разговоров внес наши данные в какую-то тетрадь и сказал:
─ Платите гроши.
─ За что? ─ удивились мы.
─ За проезд через территорию национального парка.
Не знаю, был ли этот парк раньше, но проезд в этом месте был бесплатным еще в марте.
За микроавтобус взяли $ 10 и по 1 $ c человека. Квитанцию порекомендовали сохранить, чтобы на выезде из парка не пришлось платить еще раз.
Потом был райцентр Шацк, где все точки общепита были почему-то закрыты. Даже в поселке с аппетитным названием Пища перекусить оказалось негде.
На выезде из Пищи по дороге на Малориту ─ украинская таможня, а перед ней пост ГАИ. И здесь опять после длительной проверки документов потребовали заплатить, на сей раз $ 20.
─ А мы уже заплатили. Вот и квитанция.
─ То вы платили за проезд через национальный парк, а сейчас надо заплатить за транзитный проезд через Волынскую область за границу.
Два года назад за это здесь брали $ 5. Потом этот сбор отменили. А сейчас снова ввели, увеличив в 4 раза.
На Малориту нам проехать не дали, объяснив тем, что таможня в Пище не оформляет транзит автомобиля. Пришлось ехать на Томашовку. На таможенном посту на выезде с Украины с нас еще содрали $ 5 ─ за таможенное оформление.
Между украинским и белорусским таможенными постами километров пять лесной дороги. На границе между республиками по обе стороны дороги стоят две огромные стелы. На одной написано: «РУ», на другой: «РБ».
Перед въездом в Томашовку закрытый шлагбаум, хотя в зоне таможенного контроля нет ни одного автомобиля. Открывать его таможенники, судя по их поведению, не собираются. Требуют сначала пройти к ним, заполнить все необходимые декларации. Только после этого они стали осматривать машины. Даже сверили номер на перевозимом Nissan Sunny. Здесь же с нас взяли еще $ 20 за транзитный проезд, на сей раз через Белоруссию. Причем сказали, что с соседних украинцев не берут. А с соседних россиян, значит, можно. То есть с тех, с кем в одном Сообществе и таможенном союзе. Вот это по-родственному!
Из Томашовки единственная приличная дорога на Москву идет через Брест. По пути туда заехали в Домачево, по-человечески пообедали. Почему я так заостряю внимание на еде? Да потому что на голодный желудок не поедешь. А на Украине, в Белоруссии на дороге очень мало мест, где можно поесть. Другое дело Польша или Чехия. Придорожных ресторанчиков ─ море. И везде через 5 минут будут готовы горячие блюда. Цены по сравнению с Москвой просто смешные. В Польше за четыре обеда с пивом с нас взяли $ 13. А на обратном пути за три обеда ─ $ 9.
В Бресте несколько раз останавливала милиция, проверяла документы. Но никаких придирок не было.
Стемнело. Углубились в белорусские леса. Вновь захотелось есть. Я уступил руль другу и лег спать…
Вдруг сквозь сон услышал, как на одной из АЗС мои спутники интересуются у работников бензоколонки, где тут можно перекусить в столь позднее время.
«Только в Бобруйске в ресторане», ─ слышу ответ.
Так и захотелось вскочить и спросить: «Какой, к черту, ресторан, мужики? Хотите на бандитов нарваться?!» Но так хочется спать... И вновь погружаюсь в бездну...
Следующий раз проснулся от хлопка двери и визга шин. Подумал: «Все-таки приехали к кабаку…».
Павел пошел в ресторан чего-нибудь купить, а Игорь сидел за рулем. Я лежал на заднем сиденье. Вдруг слышу какие-то почти детские голоса (и это в полночь!):
─ Дядя, а дайте немного денег на хлебушек.
─ Деньги у того, кто в ресторан пошел, ─ отвечает мой приятель.
Спустя минуту опять эти же пацаны:
─ Сейчас дядя подходил, сказал, что он Мустафа. Как вы думаете, что он хотел сказать?
«Влипли-таки, ─ думаю я и просыпаюсь окончательно. ─ Вот, что значит отсутствие опыта в подобных перегонах».
─ Наверно, он хотел с тобой познакомиться, ─ отвечает Игорь.
А вокруг ресторана наблюдается не предвещающая ничего хорошего суета. Украдкой перемещаются какие-то подозрительные личности, визжат шинами автомобили…
Наконец из ресторана появился ушедший за провизией Павел. Мы трогаемся с места, он запрыгивает в микроавтобус уже на ходу. Пытаемся найти выезд на Москву. Видим, что за нами от ресторана рванули две машины. Начинаем плутать по узким улочкам малоэтажного Бобруйска. В зеркале заднего вида поочередно мелькают то одна из преследовательских машин, то другая. Понятно, пытаются проследить, на какую дорогу мы выезжаем, чтобы там встретить. На трассе нам с прицепом от них не уйти. Остается запутать их в городе. В их городе, которого мы совершенно не знаем!
Начинаем плутать так, что в итоге запутываемся сами. Но и преследователей не видно! Еще несколько минут плутаний ─ и мы в итоге оказались с той стороны Бобруйска, откуда и въезжали. Мы в раздумьях: куда ехать? На Минск? Гомель? Могилев? Ведь на московской дороге наверняка ждут — номера-то у нас московские. И тут вдруг, посмотрев на карту, совершенно случайно обнаруживаем, что вокруг Бобруйска недавно проложили объездную дорогу, которая на современных атласах даже показана не целиком. Выезжаем на нее. Через несколько километров увидели гаишников на машине. Они нас не останавливали. Мы остановились сами ─ спросить дорогу и узнать обстановку. Наши догадки относительно объездной дороги гаишники подтвердили. Но решили заодно проверить наши документы. И заявили, что управлять нашим составом можно лишь при наличии категории Е. Все наши доводы действия не возымели. Ответ один: «У нас в Белоруссии с 1994 года новые правила ─ если полная масса прицепа больше 750 кг, то нужна категория Е. Платите штраф 150000 «зайцев»». После злополучного ресторана у нас осталось всего 100 «зайцев», ─ не тысяч, просто 100. Рублями, долларами, марками брать отказываются. Советуют:
─ Вернитесь на два километра назад. Там на пересечении с минской трассой стоит коммерческий ларек. Они вам и поменяют деньги.
Это нас уже разозлило:
─ Мужики, вы нас не останавливали, мы остановились сами спросить у вас дорогу. А вы к нашим правам прицепились. Нас в Белоруссии уже раз пять останавливали ваши коллеги и никто не требовал категорию Е. Мы только что от одних ваших бандитов ушли, а вы нас к другим посылаете. Некрасиво получается.
Видно, столь эмоциональная речь возымела действие.
─ Ладно, ─ говорят, ─ езжайте. А бандитов не бойтесь, у нас сейчас спокойно. Зимой мы три группы взяли, которые разбоем занимались. Так что если кто остался ─ так, мелочь зеленая. Камней побольше наберите и езжайте спокойно.
После таких слов нам как-то сразу полегчало. Спокойно выехали на московскую трассу. До самой белорусско-российской границы никто не останавливал. В селе Звенчатка раньше была белорусская таможня. Сейчас просто пост ГАИ. Там опять остановили, проверили, записали. Поинтересовались, есть ли у нас квитанция об оплате за проезд через Белоруссию. Мы показали квитанцию. Все, можно прощаться с Белоруссией.
На въезде в Россию ─ ни одной живой души. Только заколоченная таможня…
До самой Москвы никто нас не тормозил и ни к чему не придирался.
Московская кольцевая встретила традиционной пробкой, и мы окончательно ощутили, что оказались дома.
Москва ─ Прага ─ Москва, 1996 г.
Необходимый постскриптум.
За прошедшее с тех пор время в Европе многое изменилось. И Польша, и Чехия вошли и в Евросоюз, и в Шенгенское соглашение, а это значит, что ехать туда без Шенгенской визы гражданам России уже нельзя. Зато исчез контроль (и пограничный, и таможенный) на границе между ними. И по-прежнему в каждой из этих стран пока остались свои валюты. Правила перевозки машин унифицируются во всем Евросоюзе: если автомобиль буксируется по земле, пусть даже на жесткой сцепке, то у него должны быть действующие номера (можно транзитные) и страховка. Если же он перевозится с полной погрузкой на прицеп или специальную платформу то ни страховка, ни номера ему не нужны.
-------------------------------------------------------
* - Так было в середине 90-х, когда РФ и РБ объединились в Таможенный союз, и продолжалось до тех пор, пока глава РБ не разрешил продажу дешево растаможенных в Белоруссии иномарок в Россию.
** - Во время польской деноминации середины 90-х там убирали не три нуля, как у нас в 1998-м, а четыре.
*** - Три тысячи (польск.).

Tags: Какая категория нужна на легковой автомобиль с прицепом Украина

Вождение с прицепом требует повышенного внимания при маневрировании. Особенно когда нужно двигаться задни...

категория В и прицеп до 750кг - Правовые вопросы - Авто Mail.Ru

украина. поменял права BC на новые и такая хрень-чтоб ездить на легковом авто с прицепом нужна категория BE.. | Автор топика: Олеся)

штраф какой, кто знает???

Алена незнаю как сейчас
законы каждый день меняются
раньше на прицеп с одной осью нужна была категория только B
а с двумя осями категория E к B

Лариса Там был одно время нюанс, у меня вод. удостоверение Ярослав
Но выдано до того как ввели дополнительные категории. И поэтому могу управлять как и мото до 50куб. так и свыше. Имея только "А" . Те кто учатся сейчас, открывают все отдельно. Так же в автошколе про прицеп говорили. Только я пока не таскал. Зайди в любую автошколу и проконсультируйся.

Какая категория ВУ позволяет управлять легковым авто с ...

25 янв 2013 ... ... "В" и "С". Полная масса автомобиля тягача 1800кг.имею ли право управлять? ... Какая категория ВУ позволяет управлять легковым авто с прицепом дача? Спрашивает ... Согласно ПДД Украины: Транспортні ...

Как сделать мотор колесо своими руками в домашних условиях для велосипеда
Как сделать документы на машину если их нет
Показать / написать / закрыть комментарий(ии)